Cashmere Dog

by
YANA NEFF

Not a Letter

Personal

Book Code

About

🌓

7. Juni 2021

Dead Bunny

Знаете это ощущение, когда эмоции и чувства – это кролик в шляпе фокусника? Все знают, что он внутри, но делают вид, будто там совершенно пусто. И пока каждый в своем отрадном одиночестве занимается самообманом, кролик из белого и пушистого зверька превращается в гнилое месиво трупного запаха. Каждая непрожитая, спрятанная поглубже эмоция гниёт, поражая новые и здоровые. И пока ты улыбаешься вовне, каждую чертову минуту гибнешь внутри. Какое красивое представление. Какие паршивые кулисы. Какие же лживые лица. Как же устаешь держать фасад, когда хочется штукатуркой сыпаться вниз, распадаясь на пыль и прах. Как же хочется сгореть. Как же хочется возродиться.

В какой-то из очень жарких, душных дней не остается ничего кроме того, чтобы открыть глаза пошире и специальным раствором вымыть все эти массы. Орешь: от боли, или потому что эмоциональная чистота жжет своим дезинфектором твое открытое мясо. Орешь: от слабости и невозможности носить в себе привычный набор дерьма. Орешь: от радости, что кто-то где-то наконец-то признался тебе, что тоже носит дохлого кролика в своей чистой шляпе. И вдруг оказывается, что этих проклятых животных целая армия и размножаются они вопреки, без плана, но с четкой структурой. И что, простите, но что… мы все отравлены, обречены, переполнены и в сознательном забытьи? Так чем эта божественная жизнь отличается от предсмертной агонии? Иногда, мне кажется, только тем, что агония проходит быстрее, чем эти червивые будни, полные дистиллированной боли и вылизанной лжи.

И вот перед последним выдохом кто-то берет тебя на руки. Отмывает там, где черно, пришивает отлетевшие пуговицы с покоцанным перламутром, подкрашивает облетевшую позолоту на израненных боках, ставит в каждый глаз влажной кисточкой лакированный блик. Достает разложившегося кролика и с влажным шлепком отправляет в мусорное ведро. Вдыхает сам, выдыхает в тебя. И каким-то нахрен чудом тебя попускает. Пусть кровоточит, но наконец-то чистым и ярко-красным, а не той жижей, который ты исходил до этого. Но ты чувствуешь, что и оно затянется, покроется сначала влажной коркой, потом превратится в красную, а затем уже белую полоску шрама. В ту, которую ты будешь трогать пальцем вдоль, когда будет очень хорошо. Просто, чтобы не забывать тех, кто тебя зашил и оставаться им благодарным. Уже где-то очень далеко от них физически, но вплотную душа к другой душе. Ведь не важны расстояния, когда тебя любят.